«Зона Смерти», Умка, Мангуст и прочий бестиарий. Ян Валетов, «Ничья земля»

Мнение о книге Ничья Земля

Я даже не помню, когда в первый раз увидел странно выглядевшие книги, более всего похожие на топорно сработанные внешне подделки под серию «S.T.A.L.K.E.R». Название «Мортал Зон» меня поразило неприятно, открывать и читать первые страницы и не подумал. Уже тогда, в 2009-ом, перекашивало от однотипного закоса под самую популярную на тот момент книжную серию. Но спустя два года с небольшим оказалось, что зря.  Хотя, мало ли, все и всегда случается ровно тогда, как становится нужным. Итак, в 2011-ом, во время похода в библиотеку (да-да, именно туда), в руки мне снова попалась первая книга из четырех, рассказывающих про Михаила Владимировича Сергеева. И, как говорится, закрутилось.

Скажу больше. Где-то с полутора года назад пригласили меня судить конкурс на форуме ИД «Эксмо». И одна из организаторов, заранее зная о моих «не-не, я занят», сразу же выложила главный козырь. «А, знаешь ли, Дима, - сказала она, - а среди судей будет Валетов». И ведь согласился сразу, совсем не задумываясь. Потому как честь судить авторов, зная, что также судит и один из твоих любимых писателей. Так вот, возвращаясь к отзыву… по понятным причинам, а именно время выхода тетралогии, следовало бы написать мнение довольно давно. Но, если разбираться грамотно, в случае с хорошим автором, а именно таким и является Ян Валетов, лучше поздно, чем никогда. Приступим, памятуя о неминуемом пробуждении Кхтулху.

Ход с черным оформлением, белыми буквами поверху и картинками а-ля всем известные декорации – все это полная ерунда. Такая же, как и большинство книг серии про крутых пацанов, носящихся округ Припяти и то спасающих мир, то алчущих бабла за непонятные цацки. Глубину и размах книг Валетова про Зону совместного влияния невозможно измерить без грамотного подхода также как не измеришь длину коридора «Чернобыльской тени» в момент появления за собственной спиной контролера. Так что, взвесив на ладони книжку, на обложке которой двое вооруженных мужчин стояли на разоренном киевском Майдане, решился и таки взял книгу. Зайдя на первый вираж и прочитав три главы, выдохнул и подумал: надо же, не перевелись еще… Нет, не перевелись.

Уже потом, читая отзывы на тетралогию про Сергеева, видел очень много схожих моментов. «Рвано», «скачки во времени и пространстве», «разрозненность» и т.д. Еще одним повторящимся якобы минусом являлась чрезмерная супергероичность Сергеева-Умки. Мол, ну прямо вылитый Джеймс Бонд. Так как следует сказать что-то про минусы, так и скажу.

Читатель нонеча пошел ЛЕНИВЫЙ. Это следует принять как данность и каждому лично решать то, какие выводы из этого стоит сделать. Читатель в этом невиноват, а если и виновен, так процентов на тридцать, не более. Книги все более и более становятся развлекательными, в чем-то повторяя ситуацию Америки времен Депрессии и СНГ времен развала Союза. Т.е текст нужен человеку, обычному рядовому жителю России-Украины-Беларуси эт цетера для простой вещи, а, именно, отдыха. Ну и как же тут не подстроиться, оперируя при этом благородными фразами навроде: «мнение читателя мне, как автору, очень важно», «язык книги выбран простым и естественным, ведь так говорят мои читатели», «мы должны понимать, что сейчас литература находится на очередном витке, и следует соответствовать требованиям… (нужное подставить)».  Пусть читатель читает то, что ему дают.  Это нормально.

Для автора Валетова это явно не является нормой. Учитывая выбранный жанр, можно было плюнуть на все и написать просто: Сергеев достал нож, НР, и бросил его в затылок противника, прикрытый кевларовым воротником бронежилета АЙЭМ 666 ФАКШИТ 5-го класса защиты, надетого поверх британского камуфляжа. Но он выбрал другое. И разорвал повествование на несколько относительно разных кусков, рассказывающих о герое и героях с разных сторон, ракурсов, хронологических отрезков и психологических составляющих. Так что к читателю автор Валетов отнесся с уважением. За что ему, автору Валетову, отдельное спасибо.

И именно из этого уважения, именно из-за того, что явно не было прицела на аудиторию, так необходимую многим фантастам, и вышло рваное полотно. Текст, тренирующий ум читателя, его память, его внимание к нюансам. Зайдя в «Ничью землю» с размазанной картинки разрушенной страны, упоминаний о непонятном Потопе и явно жесточайшего поведения о выживании, читатель неожиданно для самого себя может оказаться где угодно. В Москве. На Кубе. В Африке. В Киеве, но не том, что изображен на одной из обложек, а прекрасном, теплом, добром и чудесном весеннем Киеве с его каштанами, кофе и варениками. И это на данный момент явно кажется тяжелым. И именно «кажется». Потому как если после прочтения истории Сергеева взять очередной том о каком-то там попаданце в неведомый край, где все складывается как надо ГГ, а не за, скажем «Костры на алтарях», то все вернется на круги своя. И нужен будет лишь линейный сюжет, и соплю-слюни, и бесконечная удача ГГ, и нескончаемый поток боеприпасов. Тут каждый выбирает сам. Я выбираю истории, схожие с книгами о Сергееве, или Умке. Тут уж кому как удобнее.

В чем же заключается привлекательность истории такого вроде бы простого персонажа, как Умка? В сложности самой конструкции. Сейчас, повторюсь, когда читатель становится ленив ровно настолько, чтобы воспринимать лишь прямолинейные и незамысловатые сюжеты, автор Валетов не побоялся взять и создать весьма непростую мозаику, складывающуюся в узор. Именно узор, так и есть. Причем узор не гжельский, нет-нет. Узор всей тетралогии не менее сложен, как и сам сюжет.

Через немалое количество всех частей узор проходит разными мотивами. Сплетаясь в единое полотно, играя разными гранями и узлами, концы от коих прячутся там, где и не подозреваешь. Автор Валетов свой личный буквенный «ковер» создавал также кропотливо, как ткач арабской крови создает предмет искусства из разноцветных нитей. Через листы толстенного тома, стоящего на одной из моих книжных полок, и включающего в себя все четыре части жизни Умки, узоры проходят плавно и, одновременно,  меняясь также неожиданно и великолепно, как и каждый из элементов книги.

Тут вам, пожалуйста, на любой вкус и цвет для тех, кто любит старые добрые приключения. А вот, нате-ка, получите и распишитесь, поклонники политического детектива. И, вдруг, совершенно неожиданно свою порцию вкусно пробуют ценители настоящего, подчеркиваю, настоящего постапокалиптического жанра. Черные и жирные дымы горящего топлива сплетаются в черные полосы Африки. Густые и сизые ароматы сигар и тонкие нотки пряного пота женщин Карибов ткут тончайшую паутину Кубы. Острые и холодные грани самого настоящего мороза и боли создают живую картинку мертвых земель (и это страшно) Украины. Падающие косые струи дождя и пенящиеся потоки подземки исходят страхом и кровью московского Ливня. Твердые грани острейшей стали и чеканка на дамаске дают четкий операторский план каждого поединка. Я не зря сказал про ткача. Настоящий ковер, не та крашеная хрень, что висела и висит во многих квартирах, сложен и красив. И в данном случае Ян Валетов с ролью создателя такой великолепной вещи справился однозначно.

И среди этой красоты Сергеев не смотрится Джеймсом Бондом. А если и смотрится героем с приставкой «супер», так, опять же, не Бэтменом. Умка есть ни кто иной, как персонаж, спокойно стоящий по уровню крутости на одной линии с Джейсоном Борном. Многие ходили на фильмы с Дэймоном в кино? Наверняка. Так почему американский спецагент может вызывать приязнь во всех его поступках, даже имея паспорт на Фому Книъявтха, а Сергеев, воспитанный в специальной школе ГРУ, не может? Вот и я не знаю, вот у меня такого вопроса не возникало.

Для меня минусом, и несомненным, оказался Мангуст и его мотивация во время боя в Мск. Черт его знает, как оно могло бы быть, но вышло так, как вышло. И Мангуст неожиданно стал стареньким брюзгой. Хотя, несомненно, следуя далее ходом книги, он исправился. Стал еще страшнее, злее и инфернальнее.

Что же касается самой книги в плане ее наполнения жанрами, то тут все очень интересно. Определить его можно одним неточным, но зато весьма объемным словосочетанием: авантюрно-приключенческий роман. Авантюры есть? Да завались. Приключения? Хоть отбавляй. А все новомодные тренды, навроде сюрваерства и постапа – пусть потопчутся в сторонке. Но не потому, что отсутствуют, нет. И выживания, и самого настоящего конца света в книге – хоть отбавляй. Да таких, что не снились многим современным постап и сталкероподобным сериям. Или  книгам, тут уж кому как. Почему? Да все, как водится, очень просто.

Можно придумать туеву хучу всеразличных монстроуродов, злокозненных мутантов, злодеящих злодеев, радиоактивной радиации и прочего, но так и оставить это просто декорацией. Как в опере, когда задник тебе продают под видом величественного и покрытого лунным светом Нила в «Аиде». А под личиной поющих или читающих персонажей спектакля вдруг, ну прямо совершенно неожиданно, окажутся вовсе не МХАТовские «звезды», а вовсе даже любители из Уть-Елдакинского ТЮЗа. Такой белиберды довольно встречатеся в огромном вале той макулатуры, что валится на многострадальные и очень часто согласные со всем головы читателей. А те и сами рады говорить о том, что де, если есть мутанты, гречко, печко и ружбайко, то вот вами новая, якобы «культовая», книга в любимом жанре.  Хотя, и этого нельзя отрицать, среди русскоязычной литературы хватает книг подобного жанра. Тех,  что хороши. Их хватает. Но шлака – больше.

Но не думая о других текстах, следует сказать следующее: Ничья земля воистину страшна. Даже без той радиации, что большинство авторов радостно объявят животворящей, свалив на нее все, творящееся у себя. Тут, на пустошах Зоны совместного влияния, на самом деле наступил локальный конец света. Он настолько беспросветен и ужасен, что его ощущаешь. Ощущаешь собственной вспотевшей кожей, прикрытой промокшим бушлатом и ботинками, с наполовину оторвавшейся подошвой.  Теми самыми ботинками, хлюпающими илом разложения в Рачьих заводях. Среди тысяч тел невинно погибших и убиенных, тел, наполняющих воздух тленом и мухами. Валетов автор не добрый, Валетов автор реалистичный. И его картинка такова, что ты видишь многое из того, что и представить то страшно.

Я прочитал книгу тогда, когда  таки побывал в Киеве. Для меня «Бессарабский рынок» не просто название, для меня этот город один из самых красивых из увиденных. Если не самый красивый, теплый, солнечный и пахнущий чем-то добрым, напоминающим детство.  И представить созданное Валетовым полотно, используя собственную фантазию, смог. Это и есть настоящий постап. Пусть и локальный. Это не «сталкериада», чьи поклонники настойчиво твердят который год – постап, постап, постап. Да даже если и так, то «Ничья земля», если равнять по фильмам жанра, это «Дорога» и первый «Безумный Макс». А вот любимая многим вселенная Зоны, всего лишь развлекательные «Книга Илая», «Киборг» или фильмы с Керрадайном эпохи VHS.

«Ничья земля», тяжеленная тетралогия от «Лениздата»,  прочно втиснулась на полке рядом с «Анклавами» Панова и, надеюсь, прибавлю туда же книги «Проклятого».  Ну, а сам рад тому, что таки не перевелись еще авторы, не перевелись.

П.С: данное мнение является быстрым желанием написать что-то хорошее. Это с одной стороны очень плохо, т.к. субъективно. А с другой – нет, так как лучше сказать, чем промолчать. Да, оно эмоционально и чрезмерно размыто, но уж как вышло. Так что даже извиняюсь перед прочитавшими.

Хороших вам книг, успехов и да пребудет с нами Сила. DIXI.


Комментарии:

Один комментарий на “«Зона Смерти», Умка, Мангуст и прочий бестиарий. Ян Валетов, «Ничья земля»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>